You are here: Охотимся Охота в пресной воде Бить или не бить? Вот в чём вопрос…

Бить или не бить? Вот в чём вопрос…

E-mail Печать PDF
IMG_0633Собственно, вопрос у подводных охотников стоит не так. Бить однозначно. Вопрос — куда бить, чтобы у нее не было сил сорваться с гарпуна или не хватило жизненной энергии уплыть в неизвестном направлении. А если все же уплыла — какой шанс на выживание? Тему этой статьи придумал главред. И это уже не первый раз, когда на заданные Георгием Здановским вопросы наука пока не может дать конкретных ответов, так как пока ихтиологи не занимались специальным ранением рыб в разные места и сравнительным анализом травматизма, реакции испуга и избегания на это. Таких исследований нигде в мире пока не проводилось! Поэтому нам в очередной раз придется додумывать за группу ученых методику, материалы и анализировать разные другие уже изученные данные — по анатомии рыбы, по болевым синдромам, реакцию на испуг и другие, научно подтвержденные данные. И пытаться ответить на этот вопрос. А вообще, учитывая, что подобные революционные для науки ихтиологии вопросы у журнала уже не первый раз возникают, поступило предложение — на базе журнала создать небольшую ихтиологическую комиссию, которая будет проводить серии экспериментов на интересующие подводных охотников вопросы. Дабы не быть голословными и меньше употреблять слово «гипотетически»!

 

Начнем с анатомии и сравнительной физиологии у рыб. Без них никак нельзя. А из анатомии начнем с кровеносной системы, так как кровопотери у рыб очень важный вопрос с точки зрения и ранений, и выживаемости, и возможности убежать. Кровеносная система рыб по сравнению с кровеносной системой наземных позвоночных животных достаточно примитивная. Как и у всех позвоночных, у рыб она замкнутая, то есть вся кровь циркулирует по закрытым сосудам. Но, в отличие от нас, у рыб имеется только один круг кровообращения: от сердца кровь по брюшной аорте идет к жабрам, проходит через них и поднимается вверх по сосудам. А дальше артериальная система расходится в виде множества совсем мелких сосудов и сосудиков, снабжающих кровью внутренние органы и мускулатуру. Какой вывод из этого раздела анатомии для подвоха? Получается, что ранения для рыб с их разветвленной сетью мелких сосудов менее страшны, чем у животных с крупными сосудами.

Еще очень важный для вас момент в том, что у рыб по сравнению с наземными животными наблюдается небольшой объем крови, которая циркулирует по сосудам. Если сравнить рыбу с ящерицей, то у рыбы крови в 6 раз меньше! При одинаковой массе тела! А у млекопитающих и у нас с вами крови в 8 раз больше. Когда крови меньше, это палка о двух концах — с одной стороны, мало крови — легче при ранениях, а с другой стороны, наоборот, и так крови мало, а вы ее еще и выпускаете.

Дальше самый душещипательный вопрос — рыбье сердце. Попасть в него и лишить рыбу мучений предел мечтаний любого гуманиста-подвоха. Но вы должны учитывать, что местонахождение сердца у разных видов рыб сильно отличается, и вы можете только примерно прикидывать, где оно там. К тому же у рыб менее мощное сердце — его вес составляет менее 1% веса тела, тогда как у млекопитающих — более 5%. Еще важная для вас особенность — около кожи густота мелких кровеносных сосудов существенно меньше, чем у тех же земноводых, рептилий, птиц и млекопитающих. Это связано с водным образом жизни рыб: ведь в воде сердцу не надо преодолевать силу тяжести.

Значительная часть кислорода в ткани тела рыб поступает не только через жабры и с током крови, но и посредством кожного дыхания. У одних рыб сильнее используется такой тип дыхания, у других меньше, но присутствует он у всех рыб. И зимой, когда холодно, его роль возрастает! Так что, ранив рыбу в холодное время, учитывайте, что вы нарушаете ей часть дыхания. И чем больше поверхность ранения, тем больше нарушаете. Получается, что с таким анатомическим строением мелкие повреждения кожных покровов рыб почти никогда не затрагивают крупных кровеносных сосудов, повреждаются лишь мельчайшие капилляры, через которые теряется ничтожно малое количество крови. Выше написанное очень важно! То есть если ваш гарпун немного задел рыбу, то ей не будет ничего страшного и непоправимого. И вы можете спать спокойно и не переживать.

Еще очень важно, что организм рыб имеет все механизмы, защищающие его от заражения крови или обильных и длительных кровотечений.

Во-первых, у рыб очень хорошо свертывается кровь. Из-за того, что в ней всегда довольно много тромбоцитов, можно сказать, что кровь свертывается мгновенно.

Ихтиологи даже проводили зверские опыты на нескольких видах рыбы — например, у судака при температуре воды 12°С при кровотечении (делали надрез боковой поверхности тела длиной 1 см и глубиной 5 мм) кровь свертывалась за 15–20 секунд, у сазана при тех же условиях опыта — за 40–50 секунд. При повреждении крупного сосуда (делали укол под анальным плавником с разрушением стенок хвостовой вены) кровь свертывается у судака за 50–60 секунд, у сазана — за 80–100 секунд. У нас с вами, особенно в воде, были бы уже огромные потери крови при таких ранениях, особенно если в нужный сосуд попасть. Была обнаружена одна замечательная особенность у рыб: при стрессе (а стрессом вполне может быть процесс попадания в рыбу гарпуна) у них происходит мощный выброс из кровяных депо (селезенка, печень и др.) белых кровяных телец, и свертываемость крови ускоряется примерно на 25%. И очень важно, что именно в воде кровь у рыбы свертывается так быстро. А на воздухе бедное создание может истечь ею. Поэтому, вытащив рыбу, освободив ее от гарпуна, вы часто можете увидеть лишь сгустки свернувшейся крови. Не забываем при этом и про знаменитую своими многими функциями рыбью слизь, которая и быстрый мощный антисептик, кроме всего прочего.

Ихтиологи исследовали природные ранения тихоокеанских лососевых. В природе рыбам также нередко наносятся колото-резаные раны. На лососей нападают и акулы, и кинжалозубы, и другие страшные и зубастые рыбы, опасные и для вас. Но это тема другой статьи — про самые уязвимые органы тела подводного охотника. То есть на лососей могут нападать крупные рыбы с большими зубами до 5–6 см длиной. Длина зуба вполне сопоставима с поражением рыбы гарпуном. Так что можем допустить, что ученые исследовали поражения рыб подводными ружьями. Если вы будете бить рыбу снизу, то поступите аналогично нападению кинжалозуба. Он бросается снизу и стремится как бы разрезать тело жертвы. Нередко лососи после такой атаки распадаются на две части — у одной части остается голова, у задней хвост. Внешне разрез выглядит ну просто как хирургический — такой он ровный и красивый. Но это не наша тема — красивое разделывание рыбы, нам интереснее то, что получается со спасшимися и только ранеными кинжалозубами рыбами. На их теле остаются глубокие и страшные вертикальные раны. Это уже сопоставимо с вашими уплывшими жертвами. При таком неудачном ранении рыбы теряют до 20% крови, они не могут быстро плавать, не могут нормально питаться и размножаться. В идеале вам бы догнать и добить такую рыбу.

Но если не догнали и не добили, не переживайте! Ваша жертва уже через 2 недели способна обратно влиться в свой коллектив вполне в рабочем состоянии. А уж совсем раны излечиваются примерно за 1 месяц. То есть долгий эволюционный процесс борьбы за существование сделал свое полезное дело. Рыбы крайне приспособлены как к природным негативным ранящим воздействиям, так и к полученным от вас.

Все вышенаписанное говорит о том, что если вы немного ранили рыбу, то скорее всего она благополучно доживет до глубокой старости, если этому не воспрепятствуют люди. Кстати, рыболовы, которые не хотят ловить по принципу поймал-отпустил, мотивируя это тем, что травмированная и стрессированная рыба все равно, мол, не жилец — не правы.

Не надо далеко в океан ходить за красивыми акульими и кинжалозубными примерами. Возьмем любой наш среднерусский водоем, и присмотримся к обитающим рыбам. Мы обнаружим множество рыб, на теле которых присутствуют следы рваных или даже резанных ран, оставленных судаками, щуками и другими хищными рыбами. Да и сами хищники все в шрамах. А ведь по степени воздействия на организм рыб зубы хищников — гораздо более серьезный фактор, чем поранивший кожу гарпун или крючки рыболовной снасти. Если бы организм рыб был столь уязвим для проникновения болезнетворных вирусов и бактерий при нарушении кожного покрова и кровеносной системы, рыбы уж давно бы заразились и умерли – задолго до того, как подводный охотник или рыболов поранил бы рыбу.

Очень интересные исследования болевой рецепции проводились сотрудниками кафедры ихтиологии МГУ на Белом море. В ходе опытов беломорской треске наносили электрические стимулы и регистрировали реакции. Рыба, закрепленная в станке с проточной морской водой, реагировала на болевые ощущения отведением в сторону хвостового плавника. Развиваемый при этом импульс силы измеряли с помощью специальной электромеханической системы.

Куда же бить? Ихтиологи именно этой темой пока не занимались. Учитывая анатомию и физиологию рыб, можно допустить, что в идеале вам попадать в голову. Это и мясо остается неиспорченным, и раненая именно в голову рыба никуда не уплывет и не будет (точнее, не должна с точки зрения науки ихтиологии) сильно сопротивляться. А как уж она там себя ведет в этих случаях, вам виднее! Поразив голову, вы поражаете нервную систему рыбы в целом, и это очень хорошо с точки зрения разумного гуманизма.

Второе «удачное» место — хвостовая область и спина над позвоночником. Эти области не так болезненны, и рыба будет пытаться уйти от вас и сорваться с гарпуна. Но при этом, если рыба сорвалась у вас, раненная в эти области, скорее всего, она благополучно оклемается и выживет.



Подробнее читайте в №3 МПО

У вас нет прав для добавления комментариев.
Вы можете зарегистрироваться.