You are here: Главная Новости Новости Подводный спецназ

Подводный спецназ

E-mail Печать PDF

Уважаемые Подвохи, рекомендуем Вам посетить черногория игало .

Проходивший 20-23 февраля в гостинице "Рэдиссон-Славянская" дайвинг-фестиваль мне лично больше запомнился не обилием представленных продавцов снаряжения или иных, имеющих отношение к дайвинг-индустрии, сервисов, а возможностью встретиться с большим количеством друзей и знакомых, с которыми мне доводилось нырять или охотиться, а так же с удовольствием общаться на предмет подводной охоты или дайвинга. А таких знакомых у меня как у человека, который ныряет уже достаточно давно и много, немало.

С кем удается встречаться чаще, а с кем-то, к сожалению, реже. Но специализированные мероприятия нужны именно для того, чтобы единомышленники имели возможность встретиться. Итак. Подойдя к стенду, на котором всем нам известный господин Георгий Здановский представлял почтенной публике журнал "Мир Подводной Охоты", я увидел рядом своего старого товарища Руслана Чернышева, ведущего дайвинг-инструктора "Фрог Клуба", с которым мы знакомы уже достаточно давно и в свое время вместе обныряли чуть ли не все подмосковные водоемы. Руслан внимательно изучал новое издание, посвященное проблематике подводной охоты.

 

Тут надо заметить, что Руслан, начиная с самых первых наших встреч, всегда поражал меня своим невероятно деловым подходом к любой нырялке. Как-то раз я спросил его, почему он во время любого, даже самого простого дайва (а особенно во время подготовки к этому дайву), всегда собран, серьезен и деловит. На что Руслан мне ответил, что веселиться может тот, для кого дайвинг это отдых, а для него, Руслана, это настолько долго являлось работой, что теперь любой поход под воду воспринимается не как мероприятие рекреационное, а как чисто деловая акция. Тогда я сразу же поинтересовался, а кем же работал Руслан, что приобрел такой странный взгляд на дайвинг. И сразу же получил ответ, который все расставил на свои места. Руслан сообщил мне, что он является кадровым военным, капитаном третьего ранга в запасе и одной из должностей, которые ему довелось занимать во время службы в ВМФ, была должность командира роты подводного минирования. С людьми таких вот экзотических профессий доводится встречаться на берегах подмосковных озер.

Итак, увидев Руслана у стенда журнала, я поинтересовался, чем же бравого боевого пловца привлекла тематика подводной охоты. Руслан, ничуть не смутившись, ответил, что, по его мнению, между подводными охотниками и офицерами специальной разведки ВМФ (настоящие военно-морские спецназовцы не приемлют придуманного журналистами термина "боевые пловцы") есть одна основополагающая черта, которая роднит эти две категории ныряльщиков. И те, и другие идут под воду по делу, а не ради того, чтобы праздно глазеть по сторонам. К тому же и тем, и другим зачастую приходится погружаться не только в прозрачные и теплые воды тропических морей, но и в предельно холодные и непрозрачные воды российских пресноводных водоемов. Услышав это, я тут же решил поделиться с читателями журнала "Мир Подводной Охоты" информацией о "родственных душах" и, не откладывая дела в долгий ящик, на следующий день встретился с Русланом в "Фрог Клубе", где и взял у него интервью, выдержки из которого привожу в этой статье.

- Позвольте представить: Руслан Чернышов. Капитан III ранга запаса. Дайвинг-инструктор "Фрог Клуба" (Клуб Ветеранов Специальной Разведки ВМФ).

- Руслан, расскажи, пожалуйста, нашим читателям о себе и своей работе во время службы в специальной разведке ВМФ.

- Ну а чего тут рассказывать!"? Все, как обычно.

Закончил школу и поступил в Калининградское Высшее Военно-Морское Училище. При распределении командование училища учло мой опыт занятий подводным плаванием в ДОСААФ и распределило меня в соответствующее подразделение Балтийского Флота. Там я и начал свою службу в качестве офицера специальной разведки ВМФ СССР.

- Руслан, расскажи, если можно, о целях, которые стоят перед военно-морским разведчиком.

- Да, собственно говоря, цели примерно такие же, как и перед "сухопутной" разведкой, только в данном случае предполагается, что происходит все это или непосредственно в воде, или в прибрежной зоне. А так список выглядит примерно следующим образом: получение разведданных о противнике, минирование подводных и надводных объектов, осуществление спецмероприятий в воде и прибрежной зоне. Надо отметить, что в структуре ВМФ также имеются подразделения (ПДСС), боевой задачей которых как раз является противодействие подобным действиям противника. То есть ПДСС - это своего рода военно-морская контрразведка.

- Это все понятно. А теперь расскажи, какое снаряжение вы использовали во время проведения этих самых "спецмероприятий", и каким, собственно говоря, образом вы оказывались непосредственно на месте выполнения боевой задачи.

- Очень верно ты, Олег, свой вопрос сформулировал. Конечно же, особенности используемого снаряжения и способы доставки бойцов к месту выполнения задания очень сильно взаимосвязаны. Потому что мы все-таки разведка и должны перемещаться скрытно. Ну а поскольку мы военно-морская разведка, то сам бог велел нам обеспечивать требуемую скрытность посредством перемещение под водой. Таким образом, приходим к необходимости использования соответствующего снаряжения. Снаряжение бойца специальной разведки ВМФ по сути аналогично снаряжению обычного рекреационного дайвера. Но имеется целый ряд существенных отличий. Во время службы мы использовали либо сухие гидрокостюмы УГК-3 и УГК-4, либо гидрокостюмы мокрого типа "Нептун" и "Чайка". Вы, наверное, усмехнетесь, но эти костюмы несмотря на все их явное несоответствие последним веяниям дайверской моды вполне нормально выполняют свою основную задачу. Оберегают бойца от гипотермии. Наши бойцы до сих пор плавают в таких костюмах. Ну и тут еще не надо забывать о том, что армия все-таки должна быть вооружена, и использовать снаряжение, изготовленное национальным военно-промышленным комплексом.

При условии, что таковой существует. А в СССР ВПК существовал. Да еще какой! На моей памяти мы только один раз использовали импортное снаряжение. Это было в 80-х годах во время выполнения спецзаданий по обеспечению безопасности проходивших на Мальте и в Исландии переговоров Дж. Буша и М. Горбачева. Тогда бойцы специальной разведки ВМФ СССР охраняли корабли, на которых размещалась советская делегация, и по очереди с американскими бойцами несли охрану кораблей, на которых непосредственно проходили переговоры. Так вот, специально для использования во время этого задания были получены мокрые гидрокостюмы Calypso, произведенные в тогда еще существовавшей республике Югославия. Надо заметить, что эти костюмы до сих пор хранятся на складах ВМФ и выдаются бойцам только в особо торжественных и особо важных случаях. Ласты, которые мы использовали, я могу описать так: короткие резиновые зеленого цвета с открытой пяткой. Именно такие ласты используются в ВМФ до сих пор. Конечно же, никогда не предполагалось, что боец должен проплыть расстояние от подводной лодки, из которой он десантировался, до берега или вражеского корабля исключительно на задержке дыхания. Мы использовали автономные источники дыхания. Это были дыхательные аппараты замкнутого типа. Сейчас их называют ребризерами (rebreather). Такой аппарат в отличие от обыкновенного акваланга (дыхательный аппарат открытого типа) не оставляет за собой пузырькового следа, демаскирующего бойца и позволяет безболезненно находится несколько часов на глубинах до 15-20 метров. Ну и поскольку для дыхания используется чистый кислород, полностью отсутствует опасность заболевания декомпрессионной болезнью (ДКБ). Мы использовали аппарат ИДА - 71П. Бойцы из подразделений ПДСС использовали аппарат ИДА - 71У. Вся разница между этими моделями заключалась в том, что используемый нами ИДА - 71П позволяет осуществлять десантирование бойцов в аппаратах с помощью парашютов. То есть ИДА-71П имеет соответствующие крепления. Оружие, используемое нами, состоит из СПП-1 (Специальный Пистолет Подводный). Это пистолет, имеющий четыре ствола, в каждый из которых заряжается по одному специальному патрону. Позволяет вести одиночную стрельбу. Максимум четыре выстрела без перезарядки. АПС (Автомат Подводный Специальный). Автомат, имеющий боезапас в 20 патронов и позволяющий вести стрельбу как в автоматическом, так и в режиме одиночных выстрелов. И в пистолете, и в автомате применяется одинаковый боеприпас. Он представляет собой дротик (мы его называли "гвоздь") длиной в 11 см и диаметром 4.5 мм, вставленный в патрон с пороховым зарядом. Эффективная дальность огня с таким боеприпасом составляет 15-20 метров (под водой). Надо заметить, что дальность эффективного огня весьма сильно зависит от глубины, на которой ведется огонь. Хочу заметить, что "гвозди" разработаны таким образом, что при выстреле под водой они до самого конца своего движения сохраняют стабильную траекторию движения и не "кувыркаются". Так же к оружию условно можно отнести имеющийся у каждого бойца НВУ (Нож Водолазный Универсальный). Ну и все-таки, основным оружием военно-морского разведчика являются мины, которыми он минирует различные как подводные, так и надводные объекты.

- Очень интересно ты рассказываешь, Руслан. Но как-то все выглядит скучновато, что ли. Ведь не секрет, что вокруг военно-морского спецназа сложено много легенд. Например, не расскажешь ли ты нам о таинственных приемах ножевого боя, неоднократно упоминавшимися в различных средствах массовой информации, применяемых боевыми пловцами при подводных схватках с противником?

- Расскажу. Чего ж не рассказать. Хотя рассказывать-то особенно нечего. На тот маловероятный случай очной встречи под водой бойцов противника действительно в свое время были разработаны приемы ножевого боя под водой. В двух словах эту методику можно описать так. Условия среды, в которой проходит бой, диктуют полный отказ от маховых движений холодным оружием и соответственно невозможность нанесения противнику резаных ран. Поэтому при ножевом бое применяются исключительно колющие удары ножом. Цель удара - поразить именно тело противника, так как снаряжение военного подводного пловца подобрано и размещено таким образом, что при фронтальной атаке повредить его практически невозможно. Так же специальная конструкция дыхательной коробки делает очень сложной попытку лишить противника возможности дыхания, вырвав у него изо рта загубник дыхательной коробки. Ну и уж совсем практически невозможно перерезать армированные шланги, идущие от закрепленного за спиной бойца дыхательного аппарата к дыхательной коробке на лице. Так что имеет смысл только наносить колющие удары ножом с целью поражения противника и ослабления его боеспособности или с целью порезов сухого гидрокостюма. Порез сухого гидрокостюма неизбежно приведет к проникновению под него воды и возникновению сильно выраженной отрицательной плавучести, что так же значительно снизит боеспособность противника. В качестве защитных приемов против колющих ударов противника применяется уход с линии атаки посредством "скручивания" корпуса. Это опять-таки связано с особенностями среды, в которой проходит бой. Скручиваться приходится, чтобы максимально быстро увести, скажем так, атакуемую противником часть тела в сторону от удара, так как просто сместиться в сторону из-за повышенной плотности воды по сравнению с воздухом и из-за большого количества снаряжения зачастую невозможно. Так же, как правило, не представляется возможным захватить атакующую руку противника, так как во-первых, на противнике мокрый и скользкий гидрокостюм, а во-вторых, практически невозможно сделать хороший захват рукой в толстой перчатке.

- Ого! Удивительные вещи ты рассказываешь, Руслан. Наверное, за этими простыми приемами стоит весьма приличный опыт как удачных, так и неудачных поединков, проведенных безвестными бойцами ВМФ СССР в самых разных уголках земного шара. Может быть, расскажешь еще о каком-нибудь специфическом снаряжении, используемом специальной разведкой ВМФ?

- Пожалуй, к действительно специфическому снаряжению, применявшемуся в моем подразделении, можно отнести также различные буксировщики водолазов. Это одноместные модели "Протон" и "Протей" и более продвинутую модель "Сирена". "Сирена" - это двухместный носитель водолаза. В передней кабине лежит командир, он же водитель, в задней кабине находится боец. К носу "Сирены", как правило, крепится специальная магнитная мина, применяемая экипажем для минирования судов противника. Если сравнивать с наземными средствами транспорта, то "Протей" или "Протон" - это мопед, на котором пловец лежит грудью, держась вытянутыми вперед руками за выступающие ручки, а "Сирена" - автомобиль, в котором пловцы размещаются в отдельных, расположенных друг за другом открытых кабинках, и управление которым производится со специального пульта, находящегося под правой рукой у командира. "Сирену" вместе с бойцами можно выбрасывать через торпедный аппарат подводной лодки. Такая практика десантирования неоднократно применялась в прошлом и с успехом применяется до сих пор. Единственное, что хотелось бы добавить, так это то, что выброс в "Сирене" через торпедный аппарат - это процесс, требующий крепких нервов у пассажиров. Дело в том, что внутренний диаметр торпедного аппарата равен 533 мм. А внешний диаметр "Сирены" (вместе с разместившимися в ней двумя водолазами) равен 532 мм. То есть бойцы некоторое время находятся в весьма "стесненном положении" и абсолютной темноте. На самом деле полное ощущение того, что находишься в могиле. Особенно у командира, который лежит на спине в передней кабине. Правая рука прижата к боку, кисть лежит на пульте управления. Левая рука плотно прижата к груди и пальцами фиксирует сигнальный конец, идущий в заднюю кабину. То есть, как мне представляется, примерно так все выглядит в гробу. Бойцу, который находится сзади, немного легче. У него нет пульта, и поэтому в отличие от командира, который может только шевелить пальцами, боец обладает невиданной степенью свободы, он даже может сгибать руки в локтях. Еще стоит сказать, что в абсолютной темноте и тишине, которые окружают человека в "Сирене", кажется, что время остановилось. И порой возникают мысли, что с подводной лодкой что-то случилось, и теперь ты останешься в этой трубе навсегда. Сложно описать то облегчение, когда "Сирена" наконец-то выходит из торпедного аппарата, и ты начинаешь видеть рассеянный свет, просачивающийся с поверхности, и получаешь возможность хоть немного двигаться. Я могу только предполагать, что перенес мой товарищ, которому из-за неисправности, произошедшей с торпедным аппаратом во время выхода "Сирены", пришлось провести в этой трубе три с половиной часа.

- Ого! Мне даже как-то не по себе стало, когда ты об этом рассказывал. Мне доводилось довольно глубоко залезать под коряги во время охоты, и на затонувшие корабли я нырял, но три с половиной часа в затопленной трубе - это чересчур. Можно только посочувствовать твоему товарищу и удивиться его мужеству. Но хватит о серьезном. Расскажи нам о чем-нибудь повеселее.

- О не серьезном, стало быть, рассказать чего-нибудь? Попробуем. Конечно же, за время службы было много смешных моментов. Но, пожалуй, самым большим количеством шуток (безобидных и не очень) и хохота сопровождалось появление в арсенале военных водолазов такой специфической и сверхсекретной части снаряжения как памперсы.

- Чего?

- Того. Самые натуральные памперсы. А ты думаешь, как начинаешь себя чувствовать, проведя в сухом костюме несколько часов? К тому же все происходит порой в очень холодных водах северных морей, что так же стимулирует работу мочевого пузыря. Просто выйти на бережок по малой нужде, а потом опять залезть в воду и продолжить выполнение задания, конечно же, невозможно. А появление "дополнительной жидкости" под гидрокостюмом во-первых, причиняет сильный дискомфорт, а во-вторых, приводит к резкому увеличению теплопотерь и гипотермии. Если хочешь знать, до появления памперсов нам запрещалось принимать жидкость в каком-либо виде за 10 часов до задания, а за час до задания нам обязательно выдавали порцию воблы или селедки, чтобы связать остатки воды в организме. Такие дела. Так что памперсы, несмотря на всю травлю, которой мы подвергали отправляющихся на задание бойцов (надо отметить, что когда на задание шли мы, наши коллеги тоже не оставались в долгу), сильно помогали военно-морскому разведчику сосредоточиться на выполнении задания и не отвлекаться на посторонние мысли.

- Здорово. Наверное, некий безымянный штабной деятель звездочку на погоны получил за столь выдающееся изобретение. Слушай, Руслан. А вот доводилось ли тебе охотиться во время твоей службы в специальной разведке ВМФ?

- Трудно ответить однозначно. Скорее нет, чем да. Основная проблема все-таки в том, что как-то так совпало, что практически на всех водоемах, в которых мне довелось нести службу, была отвратительнейшая видимость, которая сводила на нет все попытки понырять в поисках рыбы. Конечно же, в те редкие моменты, когда на Балтике устанавливалась относительно тихая погода, мы ныряли за камбалой. Но для добычи камбалы мы даже не использовали ружья. В те времена камбалу можно было добывать, просто накалывая на нож. Если, конечно же, удавалось ее найти. Если честно, мы не слишком часто занимались подводной охотой. Дело в том, что когда вся служба проходит в воде, то свой досуг стараешься проводить в кругу семьи и подальше от места службы. Мы начинали целенаправленно искать рыбу только в тех случаях, когда шли на задание, выполнение которого явно должно было занять несколько дней. В таких случаях бойцам необходимо нести на себе много дополнительного груза. Оружие, боеприпасы, средства связи и т.д. Соответственно, мы старались взять с собой как можно больше боеприпасов. И делалось это в ущерб еде. Как правило, мы брали с собой пайки из расчета 1/3. То есть идем на трое суток - берем паек на одни сутки и так далее. Ну и, конечно же, недостающие калории приходилось добирать в море. Если на это оставалось время и силы.

- Понятно. Расскажи, пожалуйста, о самой крупой добыче.

- Рассказать-то я расскажу, но вряд ли это может считаться добычей с точки зрения подводного охотника. Как-то раз мое подразделение скрытно двигалось к берегу, к которому нам надлежало приблизиться, высадиться и выполнить задание командования. Мы шли на индивидуальных буксировщиках водолаза "Протей". Здесь надо заметить, что управление таким буксировщиком требует от пловца определенных навыков и неусыпного внимания. Например, я могу сказать, что при управлении мы практически не пользуемся глубиномерами. Во-первых, потому что стоящие на вооружении ВМФ аналоговые глубиномеры недостаточно точны и вообще не очень хорошо работают, а во-вторых, все внимание пловца отдано непосредственно управлению капризным буксировщиком и наблюдению за показаниями компаса. Глубину же мы, как правило, определяли по ощущениям, возникающим в ушах, изменению освещенности и другим косвенным признакам. Итак, мы шли к берегу на глубине 6-7 метров. Видимость была порядка одного метра. И вдруг прямо перед носом моего "Протея" появилось темное пятно. Я еле успел предпринять попытку уйти от столкновения с этим неизвестным холмом и поднял свой "Протей" вверх. Мы начали всплывать, но я ни в коем случае не мог показаться на поверхности, так как это демаскировало бы все мое подразделение. Поэтому, миновав подводный холмик, я резко направил буксировщик вниз. Конечно же, в результате я опустился на склон холмика и начал скользить по нему вниз, поднимая тучи ила и распугивая все живое. И вот довольно крупная камбала, не выдержав этой психической атаки, выскочила из своего укрытия и бросилась прочь. Надо ли говорить о том, что она вылетела прямо на меня. Я только успел отдернуть голову, чтобы появившаяся рыбина в несколько килограмм весом не разбила мне стекло маски. В результате камбала, скользнув по маске, ударилась мне о грудь и ушла ниже, застряв между моим животом и корпусом буксировщика. Поскольку я совершенно точно знал, что выполнение задания займет больше, чем одни сутки (а мы несли продуктов именно на сутки), я со всей силы прижал вырывающуюся камбалу к буксировщику. И всю дорогу до берега продолжал ее так прижимать. Когда мы подошли к берегу, камбала сползла немного пониже, так что теперь я ее фиксировал буквально только своим пахом. Но, тем не менее, рыбине уйти не удалось, и она пополнила рацион моей разведгруппы. Ну а больше всего рыбы, как по количеству, так и по весу мне удалось "добыть" с помощью опять-таки буксировщика во время учений Балтийского Флота, в которых мы также принимали участие. Я уж и не вспомню, с какой целью шел по Калининградскому заливу на "Протоне" на глубине метров 3-4. Надо заметить, что это было учебное погружение, и поэтому за мной тянулся буек, по которому можно было следить за моими подводными перемещениями. Именно этот буек впоследствии существенно облегчил мою судьбу. А произошло вот что. Видимо, во время одного из частых на Балтике штормов у какого-либо рыболовецкого корабля или у браконьеров сорвало сеть и вынесло в залив. Именно в эту сеть я и влетел на полном ходу. Как я уже говорил, ручки управления буксировщиком вынесены далеко вперед. Поэтому прежде в сети оказались обе руки и все органы управления. Потом буксировщик вместе со мной накренился на один борт и начал описывать круги, наматывая на свой корпус и на меня все больше и больше метров сети. В результате, буквально через несколько секунд, я оказался буквально весь опутан сетью и примотан к буксировщику настолько плотно, что даже не смог дотянуться до ножа, закрепленного на голени. И мне пришлось провести, наверное, час времени, пока наблюдатели заметили, что мой буек подозрительно долго не двигается и подошли посмотреть, в чем дело. И весь этот час я провел в окружении огромного количества крупных лещей и других рыб, которыми эта сеть оказалась буквально наполнена. Меня вытащили в лодку вместе с сетью, буксировщиком и рыбой, так как к этому моменту мы уже составляли единое целое, и разделить нас в воде никак не получалось. С тех пор я начал в нарушение устава носить свой нож на руке, чтобы исключить повторение подобных инцидентов.

- Здорово. Давай, наверное, завершать наше интервью. Последний вопрос. В какой должности (звание нам уже известно) ты завершил свою карьеру военно-морского разведчика?

- Да простят меня читатели, но я не могу озвучить то, чем я занимался последние годы службы. Скажем так, я занимался подготовкой водолазных групп одного из силовых ведомств. На самом деле, практически все мои однополчане и сейчас тем или иным образом сотрудничают с различными российскими спецслужбами и передают свой опыт новому поколению. Это и Федеральная Служба Охраны, и различные отделы антитеррористического центра ФСБ, и подразделения, входящие в структуру МВД. Конечно же, мы все периодически встречаемся и вспоминаем все те веселые и грустные моменты, что нам довелось вместе пережить во время службы в специальной разведке ВМФ СССР.

На этом мы закончили наше интервью. Я поблагодарил своего друга Руслана за интересный и познавательный рассказ и пожелал успехов ему лично и его клубу. Надеюсь, что эта статья будет небезынтересна читателям "МПО".

Комментарии  

 
0 # Самохин Илья Борисов 19.01.2011 11:17
Порекомендуйте пожалуйста гидрокостюм для подводной охоты в наших, Российских водоемах средней полосы, т.е. в достаточно прохладной воде, скажем в Подмосковных озерах и реках.

Стою перед выбором сейчас
Такой костюм в принципе подойдет
http://www.funwind.ru/2010/10/blog-post_162.html
Производство Германия ( редкость),цена приемлемая более чем
Нет клапана.Костюм триламинат позиционируют как мультиспортивны й.
Какую термоизоляцию выбрать ?
Подойдет ли в принципе ?
 

У вас нет прав для добавления комментариев.
Вы можете зарегистрироваться.