You are here: Экспедиции МПО BEUCHAT EXPLORERS Beuchat Explorers

Beuchat Explorers

Вихрем, с·хлопушками и·конфетти, промчались новогодние каникулы и·Рождество. Традиционные «Оливье» и·мандарины уже позабылись, и·на нашем пути очередной, полный неизведанного, возможно, очень трудный отрезок времени. Многие, выйдя на работу, поняли: народ, город, страна, бизнес·— «присели». Цены в·магазинах и·в·общем слегка и·постепенно стали шокировать. Коснутся они и·нашего увлечения. В·«карман» бюджета каждой семьи запустил свою зеленую руку зловещий доллар. И·не важно, знакома ли семья с·этим «господином в·цилиндре» или нет, но он вас основательно пощиплет. Не стану напоминать о·том, сколько супостатов наша страна пережила и·какие трудности за свою историю преодолела. Значит, мы и·с·этой ситуацией справимся. Мы нацелены на результат! Мы команда победителей, и·никакой «господин в·цилиндре» нам не указ! В·таких случаях всегда два варианта: «затянуть пояса» или «засучить рукава». Я·выбираю второй. А·посему я·вновь у·компьютера начал работу над новой историей, которая, надеюсь, и·в·этот раз будет вам интересна.

IMG_4411

Я не случайно это действо за компьютером называю работой. Написать рассказ·— поистине колоссальный труд, и·не важно, будет он прочитан один раз за десять минут и·забыт или же будет перечитан внимательно несколько раз. Главное в·нем·— это некий стержень, который не оставит читателя равнодушным. Лично мне для создания такого стержня нужен какой-то стимул·— поездка, яркое впечатление, интересная история, новые друзья. Именно поэтому я·сейчас закрою ноутбук, прыгну в·машину и·помчусь на поиски всего этого.

Раннее морозное утро, мой пикап резво шуршит по искрящейся на солнце трассе, приводя циферки одометра в·постоянное движение. За окном пролетают одетые в·белые пушистые наряды ели и·березки… Златоглавые церквушки, нахохлившиеся деревенские дома. Позади нервозный город, позади остались проблемы, цены, доллары, кризис. Эка навалило сегодня…

Куда я·сейчас еду? Но Бог даст, и·дорога приведет-таки меня на берег какой-нибудь речушки с·открытой водой, где я·смогу остановиться, возможно, понырять и,·возможно, даже удачно для зимы. В·Подмосковье, да и·чуть дальше, таких мест вполне достаточно, и·многие о·них знают. Тут нет в·это время года золотых красавцев сазанов, нет монстров сомов. Хотя… Может, мы просто не все о·них знаем? Но щучка или судачок вполне могут встретиться. И·пусть размеры их совсем не рекордные, для одного котелочка ушицы должно хватить. Отправился я·сегодня за очередной вспышкой эмоций, которая и·станет основой моего рассказа. В·век высоких технологий нет ничего проще, чем печатать текст прямо с·места событий. В·моем распоряжении планшет, и·если на меня снизойдет, то я·тут же смогу отчитаться, а·дома потом все склею и·поправлю.

DSC_0063·

И вот долгожданный съезд в·лес. Дорога заснежена основательно, после снегопада по ней, видимо, еще никто не ездил. Проеду ли? Пониженная
передача. Сугроб за сугробом. За соснами уже виднеется низинка, а·там, среди холмов и·овражков, в·белоснежных перинах петляет узенькая речушка. Черной извивающийся змейкой, убегающей в·лес, выглядит она на этом ослепительном пространстве. Место это знакомо мне по прошлому году, и·я·знаю, как тут устроиться. На высоком берегу есть укромная полянка, где по фэн-шую можно поставить и·машину, и·палатку, и·костерок наладить. Первым делом, как у·нас водится, нужно спуститься к·воде, чтоб оценить прозрак. Под самым берегом, на каменном перекате, вода, можно сказать, хрустальная, а·вот на струе ее очень трудно понять. Растительность водная уже давно полегла, и·нет тех зеленых, привычных глазу извивающихся кудрей, помогающих узнать, насколько глубоко тут видно. Река по-прежнему жива, и·кажется, что она даже поет, пронося свою воду под береговыми льдинками. День сегодня ясный и·солнечный, но погода обещает поменяться, и,·возможно, уже к·вечеру снова повалит снег. Нужно спешить переодеваться, чтоб не упустить возможности встретить свой новый подводный год в·полной ярких красок обстановке. Река на этом участке делает три петли, нужно только пройти вверх по течению метров восемьсот, чтобы потом около пяти километров сплавляться в·свое удовольствие. По знакомой лесной стежке (наверное, с·осени тут никто не ходил) я-таки добрался к·началу своего маршрута и·по очень крутому склону на пятой точке скатился к·реке. Тут сразу будет глубоко, и·я, зная это, усевшись на поваленную в·воду ракиту, надел ласты, маску, зарядил ружье. Ну, с·Богом!

DSC_2413

Ледяная вода приятно обожгла лицо. Я·огляделся. Видимость по горизонту около четырех метров или больше. Что может быть прекрасней в·этот зимний морозный день! К·удивлению для себя, сразу замечаю жизнь вокруг. Да она тут просто кишит! Серебром блестит плотва, лиловыми спинами то и·дело поворачиваются ко мне голавли и·куда-то спешат, где-то на грани видимого проносятся круглые силуэты подлещика. Но это все не мое. Сегодня я·хочу найти хищника, сегодня я·сам снова стал хищником. Последнее время я·заведомо с·собой беру минимум продуктов, чтобы рыба была мне пищей, а·не развлечением в·тире. Если выйду на берег пустой и·ничего не добуду, значит, так тому и·быть. Заварю чайку, поем хлебушка и·поеду домой, а·пища дождется меня в·холодильнике. Вообще в·моем охотничьем сознании все давно уже перевернулось, вот только донести это до читателя я·пока не готов. Нужно самому в·этом еще разбираться и·разбираться. И·всякий раз, когда нахожусь под водой, меня эти мысли не покидают. Один на один на своей волне, со своими мыслями… Вдруг понимаю, что кто-то прямо-таки сверлит меня взглядом. Аккуратно оглядываюсь. Вот она! Идет параллельно моему курсу справа и·глазом своим желтым прямо готова дыру во мне прожечь. Щука! Ружье развернуть не успею. Начинает плавно ускоряться и·опять замирает, будто точно потенциальную траекторию полета гарпуна видит. Ушла… Ладно, матерая, видать. Дольше проживет. Продолжаю свой путь. Вот уже и·второй поворот заканчивается, а·за третьим на горке я·увижу свою поляну. Смеркается. Пожалуй, придется мне чайком и·хлебушком довольствоваться сегодня вечером. Ни единого выстрела за сегодня, но размениваться на голавлей и·подлещика я·не собираюсь, уха из них никакая.

И тут опять шестое чувство. Внутренний голос: обернись. Ба, это же та самая щука! Я·запомнил ее по всклокоченному спинному плавнику, видно, когда-то давно уже стрелянному. И·снова этот жгучий, желтый, злобный взгляд. Ну, хватит тут в·гляделки играть. Щелчок! И·оба мы замерли… Я·в ожидании того, что она рванет, а·она, видимо, думала, что я·промазал. В·такой чистой воде дистанции и·размеры путаются, но я·отчетливо вижу, как черная нить моего линя пронизала зубастую точно за жабрами и·багровое облачко мути в·этой точке только растет. Тело ее, поддаваясь течению, начало клониться на бок и·тонуть. Взгляд ее уже не был таким жгучим, в·глазу что-то погасло. Я·оттолкнулся ластами от воды и·подхватил ее рукой, она же была спокойна и·равнодушна ко мне. Значит, все произошло мгновенно, это хорошо. Река сегодня была приветлива, порадовала взор, не застудила в·край и·к·ужину подарила рыбки на уху.

IMG_3940·

Быстро переодеваюсь в·сухое и·теплое. На небе добавилось облаков, темнеет быстро, а·ведь еще нужно почистить добычу и·собрать каких-никаких дров по округе. С·полчаса на все про все. И·вот уже чайничек засвистел на плитке, и·дровишки в·кучку, и·рыбка на тарелочке ждет своего часа. После кружечки горячего чая откуда-то снова берутся силы, пора и·костерок развести. И·вот в·темное зимнее небо полетели в·безумном танце ярко-оранжевые искорки от моего очага. Пока водица в·котелке разгоняется до точки кипения, достаю планшет, падаю в·кресло и·задумываюсь, о·чем будет этот рассказ. Начинаю вспоминать свои охоты года прошедшего. Много доводилось поездить, но самой результативной охота была по осени. Те осенние поездки не были привязаны к·конкретной реке, более того, они проходили совсем в·разных областях, но одно их объединяло·— охота по мутняку. Да, именно в·мутной воде у·меня были самые незабываемые встречи с·действительно трофейными экземплярами.

— А интересно, — подумал Ежик, — если Лошадь ляжет спать, она захлебнется в·тумане?·— И·он стал медленно спускаться с·горки, чтобы попасть в·туман и·посмотреть, как там внутри. («Ежик в·тумане»)

Зачем мы туда идем·— под воду? Кто-то, и·их, наверное, большинство, идет за рыбой, конечно. Кто-то за острыми ощущениями. Кто-то, как и·я, идет за красотой водного мира, хотя рыба тоже имеет определенное значение. Именно поэтому я·не любитель нырять по ночам. Нет эстетики, мы видим только то, что освещает луч нашего фонарика. В·мутной воде картина похожая, но не совсем.

В моем котелке закипело. Я, с·вашего позволения, отвлекусь ненадолго, и·вскоре продолжим.

DSC_1182
Так вот, картина похожая, но только тем, что мы плохо видим окружающую среду. Видим только на расстоянии вытянутой руки. При всем при этом даже на небольших глубинах днем довольно темно бывает. Фонарик в·таком случае окажется не лишним. Но если это день, рыба находится в·своей обычной фазе, для данного времени суток характерной. Кто-то активно кормится, кто-то движется, кто-то прячется. В·качестве объекта охоты я·выбирал три вида: сом (он·отличный соперник), судак (на·мой взгляд, вкуснейшая рыба) и·сазан (два выше упомянутых качества в·одном). Сом и·судак·— хищники, ведущие в·основном ночной образ жизни. Они очень любят темноту, и·мутная вода дает им укрытие и·возможность охотиться круглые сутки. Сазан кормится, полагаясь на свое обоняние, и·ему тоже все равно, который сейчас час. Правда, ночью он менее активен бывает. Местом охоты были малые реки близлежащих областей. Осваивать такие места мне помогал охотник из… Его зовут Сергей, и·он очень просил не указывать подробностей. Формат данного проекта требует от меня более-менее описания водоема. Я·опишу такой водоем, но только чуть ниже. А·пока вернемся на мою первую охоту по мутняку вместе с·Сергеем.·

Случилось это в·самом конце лета, во второй половине августа. Лето в·минувшем году было замечательное·— в·меру теплое, дождей мало, водоемов с·чистой водой достаточно было.

Звонит Серега:

— Привет, как дела?

— Нормально, как сам?

— Слушай, мне срочно нужен фонарь (такой-то и·такой-то).

— Зачем, ты же по ночам не ныряешь?

— Нужен для дневной. Свой я·утопил. Нужен срочно, у·нас начинается сезон охоты!

— Ладно, куплю и·даже сам привезу, но только на охоту вместе поедем.

— Договорились.

Покупаю в·Москве «нужный» фонарь и·отправляюсь в·гости к·Сереге.

Ммм… А·ушица-то моя готова поди. Сниму-ка я·котелочек с·огня, пусть остынет малеха. Подкину дровишек в·костер и·продолжим. Сухие сосновые палочки с·треском занялись, я·отодвинулся подальше от жарких углей…

На чем я? Так вот, прибыл к·Сереге, уже темнело. Каждый поворот и·каждую тропинку к·реке он знает наизусть, и·мы четко прибываем в·запланированную им точку. Ставим машину, фонарики в·рабочее положение и·идем к·воде. Серега со знанием эксперта говорит, что прозрак больше метра и·завтра начнем. Мне так не показалось. Свечу в·воду и·вижу сплошную взвесь. Как тут вообще можно что-то увидеть?

— А почему вода такая мутная, дождей вроде давно не было? Дно песок.

— Не знаю. Где-то земснаряд, может, работает. Травы практически нет в·реке, вода и·не фильтруется.

— И что, она у·вас всегда такая?

— Нет, только осенью. Летом вообще прозрака нет. А·когда похолодает, то она белеть начнет, и·видимость опять снизится.

— Я так понимаю, что сейчас самое то?

— Да!

Суровые тут у·них условия. И·ведь стреляют же! На фото такие экземплярчики проскакивают! Падаем спать. Раннее утро, восьми нет еще. Слышу сквозь сон, как напарник мой уже топочет по поляне, колдует над костром.

— Володя вставай. Кто рано встает, тому Бог подает.

— А кто поздно встает, тому уже все дал.

Делать нечего, нужно вставать, иначе за ноги вытянет из палатки. Вот ведь «суета», даже чай уже успел приготовить.

— Все, переодевайся. Пошли!

— Как пойдем?

Серега показывает на моей карте точки, которые нам нужно будет проверить. Участок реки тут одна огромная петля, напоминающая подкову.

— Мы тут. Вот тут яма, тут куст, тут дерево затопленное, тут баржа старая, тут заканчиваем и·выходим. Отсюда до сюда делать нечего, пешком по берегу пройдем.

— А почему бы просто не сплавиться?

— Смысл? Время терять и·силы? Там пустыня! Чесать тут смысла нет, нужно знать, где нырять, и·там нырять. Где нырять, я·знаю и·покажу.

— Какие глубины нам предстоят?

— Разные, от двух до десяти.

Я снова посмотрел на мутную воду, представив, как на десятке весело будет, вздохнул и·сказал:

— Пошли!

Мы переоделись. Серега дал мне последний инструктаж, отметив главные особенности таких нырялок.

·IMG_4485

— Ищем коряги и·кусты, где я·тебе показывал. Просвечиваем. Находим·— стреляем. Если там пусто, идем до следующих. Не отставай, не копайся подолгу на одном месте. Если рыба в·корягах будет, то ее будет много. Мелочь не бери, на другой коряге встретишь крупнее.

И мы пошли. Первые мои впечатления·— ужас какой, ни черта не видно даже на метровой глубине. Не видно кончика ружья, кругом взвесь и·пустота, дно абсолютно голое. Как тут вообще можно кого-то найти? Через какое-то время мы доходим до первого «куста». Напарник командует мне нырять под него. Ныряю. Темно, включаю фонарь и·тут же сталкиваюсь нос к·носу с·сомиком. Он висит в·густых ветках и·совсем меня не боится. У·меня появляется возможность оглядеть и·оценить его. Он небольшой, килограмм на семь потянет. Аккуратно сдаю назад и·поднимаюсь за воздухом.

— Тут сомик некрупный.

— Не трогай, пошли дальше.

Идем дальше. Дальше по нашему маршруту предполагалось посещение девяти-десятиметровой ямы с·корягами. Серега отправился первым. Со второго нырка поднял судака на трешку. Я·же в·этих корягах пока никого не встретил или просто не видел. Трудно заставить свое подсознание чувствовать себя спокойно на такой глубине, при течении, в·полной темноте, на абсолютно незнакомом месте, где вокруг тебя то тут, то там мифическими чудовищами встают гигантские корневища деревьев. При всем этом, спустившись в·эту бездну, нужно еще умудриться с·фонариком найти рыбу. А·сидит она там по ходу в·таких щелях? Я·прибился к·берегу, чтоб груз лишний скинуть и·еще раз пройти по яме. Серега тем временем добыл еще одного судака, уж в·том-то все шесть кило было.

___7

— Володь, запомни место. Ныряй сюда.

— А что там?

— Увидишь.

Я скинул пару кило свинца с·пояса и·пошел к·тому месту. Серега вылез на белый песчаный пляж, стрельнул у·рыбаков сигаретку и·задумчиво так растянулся на берегу, пуская белые кольца дыма и·наблюдая за моими телодвижениями. Глубокий вдох, кувырок, и·тело мое скользит в·темноту. Фонарик высвечивает огромную крону дерева, повернутого ко мне, а·в·глубине этой кроны расплывчатые белые пятна. Понимаю, что нужно туда лезть, чтоб понять, что это за пятна, но прежде следует оглядеться. Так ныряю раза три, изучая все входы и·выходы там, и·на четвертом нырке уже захожу в·крону. Белые пятна? Это сомы! Сомы! Висят на ветках. А·под ними судаки! Просто куча! Но все они в·таких зарослях находятся! Стрельну и·возьму точно, но достану ли? А·если запутаются и·намутят? Тупо покалечу рыбу. Нет, пока просто посмотрю. Тут нужен определенный навык и·знание этих мест. Самый крупный сом, по моим прикидкам, был на пятнашку, остальные поменьше, и·так до самых маленьких. Судак·— четыре-пять кило. На уху у·нас уже есть, не буду рисковать.

— Ну что там, Володь?

— Да нет слов! Я·такое первый раз в·жизни вижу!

И действительно, мы проплыли уже половину подковы, которая сплошняком голая, и·вдруг такое «собрание» в·одном только дереве.

— Возьми кого-нибудь.

— Нет. Боюсь, запутаюсь, не уверен, что смогу поднять оттуда.

— Ладно, пошли дальше. Нам всего две точки проверить осталось.

Я поплыл за своими грузами к·берегу, Серега переплыл ко мне.

— Куда нам?

— В самый конец. Пошли пешком.

— Может, сплавимся?

— Сплавляться час, а·пешком пятнадцать минут. Вылезай, пошли.

И мы пошли по тропинке, петляющей вдоль берега. Остатки выжженной травы мне все носки искололи. Пока я·материл тех, кому эта трава помешала, и·эти чертовы колючки и·репейник, Серега резко остановился и·сказал: «Стоп, пришли». Он сказал, что мне нужно проверить во‑о-он (показывает пальцем) тот зеленый островок на середине. Это давно застрявшая то ли баржа, то ли лодка большая. Под ней бывает промоина, ее нужно просмотреть, есть она вообще в·этом году или нет. Вдвоем там делать нечего. Посмотри, и·если нет, то у·нас один завал за поворотом остался, потом выходим и·едем на другое место, если хочешь продолжить охоту завтра. Вхожу в·реку и·иду на «островок». Течение сильное, река в·большей части мелкая и·перекатистая, как выяснилось позже, такие ямы тут можно на пальцах посчитать. Дохожу до островка. Нечто железное. Для баржи маловата, для лодки великовата. В·общем, мини-баржа. Подныриваю под нее и·в·темноте нахожу основание. Корма сильно замылена в·грунт, щелки нет. Иду на нос. Подныриваю. И·высвечиваю зазор между дном баржи и·дном реки. Узкая щель, но просочиться туда можно. Глубина около пяти метров. Залезаю в·эту щель во весь рост. Тревоги нет, так как я·прекрасно из нее выйду, развернувшись обратно, и·свет из выхода хорошо заметен в·такой тьме. Свечу фонариком вглубь. Белые пестрые ленты! Сомы! Куча сомов! С·десяток, наверное. Посчитать трудно, ведь они еще и·двигаются там. Размеры от мала до велика. Нужно не спешить и·выбрать самого плотненького. Такой находится в·самом конце. Тех, что поменьше, я·даже телом чувствую, они просто об меня трутся. Стреляю в·широкий хвост. Он срывается стрелой и·увлекает меня к·выходу. Я·даже опомниться не успел, как оказался на поверхности. Катушка судорожно визжит. Осторожно притормаживаю линь и·беру добычу под свой контроль. Боролись мы недолго, но противник он оказался достойный. Здорово кусался и·выворачивал мне руки, прежде чем я·его пересадил на кукан. Вытягиваю его на берег и·машу Сереге, мол, рядовой Пупкин стрельбу окончил. Он плывет ко мне. Спрашиваю его:

— Сколько в·нем, килограмм двадцать есть?

— Да тут честная тридцатка, Володь. Поздравляю с·почином!

Мы нашли жердину в·кустах, привязали к·ней добычу, взвалили на плечи и·пошли к·нашему лагерю.

Вечером у·костра под судачью уху Серега спросил меня:

— Ну, как тебе такая охота по мутняку?

— Супер! Конечно, особо не полюбуешься, но очень захватывает леденящий душу процесс. Я, пожалуй, еще приеду.

— Приезжай.

IMG_4475_-_

До поздней осени я·ездил к·нему на охоту. Мы жили на берегу, готовили добычу на огне и·пели песни под гитару. На этой реке я·встретил первые заморозки и·увидел, как белеет вода, как уходит рыба вниз по течению к·местам своих зимовок. Очень успешно охотился, брал кого хотел и·сколько хотел. Аппетит у·меня очень скромный, два-три хвоста вполне достаточно. Сомов вообще больше не трогал после того случая, хотя встречал их регулярно. У·каждого человека живет внутри «жаба», но кем-то управляет «жаба», а·кто-то «жабой» научился управлять.

Теперь я·своей ухи отведаю да буду собираться домой. Снег к·тому же повалил, думаю, разойдется еще сильней. Оставаться еще на один день смысла нет. Я·достаточно получил сегодня впечатлений, к·тому же довольно много смог написать. Жаль, что этот сосновый воздух, эту тишину, эти искорки и·тепло костра, эти хлопья снежинок нельзя упаковать в·какой-то особый Zip-файл и·отправить по электронной почте в·редакцию, чтобы потом, когда вы будете этот рассказ читать, все это увидели и·почувствовали.

Я возвращался домой. Снег усилился. В·свете фар мощные хлопья снежинок напоминали звезды, как будто движешься не по дороге, а·по межгалактическому пути навстречу пространству и·времени.

После осенних изысканий на Серегиной реке я·продолжил самостоятельную практику на других водоемах, и·результат имел место быть. Одним из таких водоемов стала река Ока. Река довольно рыбная, но по сути своей очень трудовая. Редко когда видимость там доходит до полутораметровой отметки даже зимой. Виной тому, видимо, все то же отсутствие богатой водной растительности. К·этому можно добавить и·деятельность человека·— судоходство, земснаряды и·прочее. Местом охоты я·выбрал самое начало Рязанской области, это чуть ниже плотины в·Белоомуте. Река там петляет, но в·основном не по лесам, а·по полям. Стало быть, на дне не будет каких-то грандиозных завалов из бревен, где может локально сгущаться рыба. Препятствия и·укрытия на дне, конечно, есть, но их очень трудно будет найти. И·кому повезет такие места определить, всегда будет с·добычей. Мне довелось найти такое место. Неведомо, по каким приметам, я·еще с·вечера с·берега отметил для себя точку, наиболее потенциальную для охоты.

На противоположном берегу в·Оку впадал ручей. Устье ручья было сплошь поросшее ивняком, вероятнее всего, во время весенних паводков часть этого ивняка попадает в·реку. Берег там крутой и·подмытый, должна быть глубина. Утром я·отправился пешком по берегу значительно выше того места. Нужно было заранее разныряться, привыкнуть к·темноте и·быть в·форме. Мимо меня тихо прошла огромная баржа, судя по осадке, чем-то здорово груженая. Подняла волну и·хорошенько намутила под берегом. Я·сразу отправился на противоположный берег, не став даже оценивать видимость, она тут обманчива. Если с·берега на меляке посмотреть в·воду, то вода покажется очень чистой, но стоит выйти на русло и·нырнуть, как ваши надежды рухнут.

Вдох, кувырок, и·я·падаю в·темноту. Включаю фонарик, чтобы встретить дно. Глубина около девяти метров, дно твердое·— глина, песок, камушки. Темно. Темно и·пусто. Прозрачность чуть больше метра. Делать залежки или идти вдоль дна смысла не вижу. Скольжу в·толще на задержке только для того, чтоб размяться перед падением в·нужное мне место. Вот и·оно. Это действительно или ручей, или речка (названия на карте нет). Несет она в·себе очень мутную воду. На месте впадения образуется некий водоворот с·обраткой, намекая на то, что внизу действительно лежит какой-то предмет. Нужно нырять здесь. Видимость вообще никакая, но это только в·верхних слоях. Муть с·ручья образует некий навес, под ним будет прозрачней, но и·темней. Не скрою, нырять в·такую воду страшно. Два-три метра вообще придется пройти вслепую, и·неизвестно, что там ниже. Страх, по сути, не имеет под собой основы. Страх·— это наши мысли. Мы просто представляем, что нас может ожидать там впереди, и·нам это кажется опасным. Но не стоит им пренебрегать, ведь страх порой и·жизнь спасает. Не нужно также руководствоваться этой статьей как инструкцией, я·просто делюсь своим личным опытом.

Вдох, кувырок. Фонарик мой нацелен вперед, наконец муть рассеивается, и·я·вижу огромные стволы деревьев, лежащие поперек течения ручья. Они увешаны обрывками рыбацких снастей·— блесна, джиги, лески, обрывки сетей. Картина из фильма ужасов! Под бревнами промоины, а·в·них? Вот они, красавцы! Стоят полосатые, спина к·спине, хвостов десять, а·то и·больше. На меня ноль внимания. Выхожу за воздухом, отдыхаю. Теперь я·знаю, куда и·как мне идти и·кого искать. Одного нырка хватило для того, чтоб оглядеться и·спланировать будущие действия. Вдох, кувырок, и·вот я·опять под этими бревнами. Теперь остается выбрать свою добычу. Главное·— уверенно попасть, сразу взять и·быстро выйти, чтоб не намутить и·не запутать линь. Уверенно в·него попасть на такой дистанции пара пустяков, ведь стреляю практически в·упор. Размотку линя я·заранее сделал максимально короткой, чтобы сброшенные петли не путались под водой и·в·без того ограниченном пространстве.

Итак, момент истины. Щелк! Есть! Судак оцепенел от неожиданности. Быстро подхватываю его, вынимаю из-под бревна и·иду наверх. Красавец! Ты мой золотой! Достаточно, пожалуй, на сегодня. Запомню это место и·приеду в·другой раз. Осень прошла не зря, было у·кого и·чему научиться.

Вот такая практика. Еще раз повторюсь: это не инструкция, это сугубо личный опыт. Просто подумайте иной раз, глядя в·воду, стоя на берегу: зачем вы туда идете?

·IMG_4486

Часть вторая. О·практике охот по мутняку рассказывает AltArt

Мутняк сродни туману. Туман мы любим, а·мутняк почему-то нет.

Вспоминаю самый первый свой заныр в·ближней речке. На мне был свежий дайверский костюм (наверняка многие купились в·свое время на это) и·всё, что к·нему прилагалось·— комплект № 1. Я·имел возможность в·течение двух часов проверять изнутри акваторию, знакомую мне с·рыболовного детства. Был конец мая, в·воде мутно. Рыбы не было. Почти полное разочарование. Но на втором, третьем-пятом погружении рыба стала появляться, как и·ощущение того, что подводные обитатели далеко не всегда является целью наших подводных прогулок.

Трое, по крайней мере, моих друзей, которые делали свои первые погружения на моих глазах и·под моим руководством, тоже жаловались на отсутствие рыбы и·безобразную, не в·пример морской, видимость. И·что интересно, реки с·годами (это большинство из нас признают) не стали прозрачней. Рыбное изобилие тоже становится величиной постоянно уменьшающейся, но добычи на кукане не убавляется.

Не имея возможности часто срываться с·места в·поисках новых водоемов, детально изучал близлежащие. А·они, как ни прискорбно это констатировать, десять месяцев в·году непростительно мутные. Хотя без рыбы я·оттуда не выхожу круглый год. В·знакомых корягах, даже при мутняке, всегда что-нибудь да наковыряешь.

Один из моих компаньонов по подводной охоте надменно и·эдак снобистски изрекает: «Я ·захожу в·воду по грудь и·если не вижу своих носков, охотиться не иду». Так и·вижу эту сцену: чувак преодолел верст 150–200 за рулем; кряхтя, влезает в·гидру, потом в·воду·— и·не видит своих носков. Ничего не поделаешь·— зря ехал. Или не за тем. А·мы не такие!

DSC_2622·

Вспомню в·этой связи очень характерную, в·разных вариациях повторяющуюся сцену. Оторвались от дома. После 200·км начинаем сканировать водоемы на предмет прозрака. Дело было во Владимирской области в·нижнем течении Ушны. Кому·ж не хочется в·«космос»? А·тут сплошные потемки. И·дождей-то вроде не было, и·ожидаемый двухметровый прозрак редко подводил. То ли пруды верхние сливали, то ли еще что. И·вот «старшой» за рулем командует·— всё! Здесь остаемся, накрываем поляну и·стартуем. Однако носки «старшого» не пустили его в·воду. Ширина реки здесь от 50 до 100 метров. Видимость меньше метра. Было лето, время около трех пополудни, и·не залезть в·воду в·полной экипировке было просто преступлением. Женька остался на берегу·— предаваться летней знойной неге, ставить лагерь, цедить сухенькое. Речка необъяснимо поднялась, появилась непонятная взвесь, нырять стало глубже и·темнее. В·этих местах я·появлялся поздно осенью и·встречал здесь небольших, до полутора килограммов, налимов, щучку и·хороших окуней. В·начале лета можно попасть на стайного язя до 2·кг. Рукоятку арбалета по горизонтали вижу. Но дальше… Сильно меньше метра. Подо мной ямка метра на четыре. Чем глубже, тем светлее. Здесь уже метров до полутора. Ничего нового. Жмусь к·берегу и·коряжнику. Травы практически нет. Коряжник пуст. Решаю пробежаться зигзагами между право-левобережными кустами. Все завалы пусты. Плотва. Окуньки и·красноперки (впервые ее здесь вижу)·— не в·счет. Ружье под корпусом. Очередное, по дну, пересечение русла. И·выскакивает стая крупного подлещика. Двустволкой, а·тем более «трехстволкой» мы не владеем и·потому при лицезрении такой стаи ждем самого крупного. А·стреляем, как правило, в·последнего. Выстрел! Гарпун ушел в·туман. Мазила! Тяну линь и·чувствую мертвую тяжесть. И·вот на моей железяке «весомый, грубый, зримый» подарок мутняка. Сюрприз! Трехкилограммовый лещ пробит «в оба глаза». Не было ни гроша, да вдруг алтын. Так метко я·не попаду, даже если буду целиться. А·тут вслепую. Клянусь, это так и·было! Женька был уязвлен в·самое сердце, но вида не показал. Кремень! Человек принципа. В·воду так и·не полез.

Бывали ситуации, где, стреляя в·рыбину, я·имел на гарпуне и·вторую, а·однажды и·третью, невидимую в·мутняке особь. И·ранней весной, и·летом после затяжных и·обложных дождей дома не усидишь. А·там·— ждет тебя твоя добыча. В·этом году навестили своих стариков в·глуши Пензенской области. Время было не грибное и·не ягодное, от рыбалки я·уж давненько отвык. Вода в·Выше прозрачной почти не бывает, редко больше метра. Так было и·в·этот раз. По руслу завалов на доступном отрезке мало, а·вот под сваи полуразрушенного мостика течением нанесло стволов и·веток, под ними вымыло ямку метра под четыре. Туда я·и·направился. Сын только купался, поленившись влезть в·«гидру». Он не верил в·результат, потому как, зайдя по пояс в·воду, не увидел своих ступней.

Я едва ли не носом водил по краю завала, высвечивая в·мутных потемках желанные хвосты. И·высветил-таки! Вся охота заняла минут 15–20. Голавли! Сын спешно обрядился в·подводные доспехи и·полез по моим «следам». Но как я·ни тыкал его буквально носом в·крепко стоящих рыбин, он их так и·не разглядел. Возможно, не каждый видит. Мне в·этом смысле повезло. Но признать надо честно: охота в·мутняке сужается до размеров… собственно охоты. А·когда интересует не только и·не столько добыча, а·еще нечто сакральное и·романтичное, мутняк·— не самая располагающая среда. Однако «сохнущие жабры» еще никто ничем размочить не смог. Только вода! Даже мутная. •