You are here: Путь подвоха Судьбы охотников «Я знаю, о чем думают рыбы»

«Я знаю, о чем думают рыбы»

или Откровенный разговор с чемпионом мира Даниелем Госпичем
По сей день не утихают споры и обсуждения проходившего еще в сентябре 2010 года в Хорватии чемпионата мира по подводной охоте. Дабы развеять все слухи и неясности, глава компании «Акватекс» Олег Чебыкин пригласил на выставку «Золотой Дельфин» лично Даниеля Госпича,

чтобы у всех желающих докопаться до истины была возможность получить информацию у одного из первоисточников.
Георгий Здановский («МПО»), Ксения Кульд («Акватекс») и Андрей Турухано (член сборной России по подводной охоте) задали чемпиону множество вопросов, ответы на которые читайте ниже.

Ксения Кульд: Перечислите, пожалуйста, Ваши титулы.

Даниэль Госпич: Дважды я выиграл чемпионат на первенство страны в индивидуальном зачете. Первый раз в 2003 году в возрасте 21 года, став самым молодым чемпионом Хорватии. Второй раз в 2009 в своем родном городе – Малый Лошинь. К тому чемпионату я очень хорошо подготовился, поскольку знал, что в 2010 здесь же будет проходить чемпионат мира. Еще в 2003 и 2009 годах выиграл чемпионат страны в командном зачете. В 2007 году одержал победу на чемпионате Европы. В 2010 и 2011 удостоился звания победителя на чемпионате Майорки. В 2010 стал чемпионом мира по подводной охоте. Ну и, конечно, участвовал в огромном количестве менее масштабных соревнований в Хорватии и других странах, победил на кубке Европы. У меня дома коллекция из примерно 60 кубков, накопившихся за 10 лет. У меня даже есть специальная комната, в которой я храню свои награды и фотографии с различных соревнований.

К.К.: Вы чувствуете разницу, когда Вы выступаете в соревнованиях у себя на родине или в других странах?

Д.Г.: Мне легче принимать участие в соревнованиях, которые проходят за пределами моей родины. Когда соревнуюсь в Хорватии, так или иначе знаю всех соперников и невольно начинаю отслеживать их успехи пристальнее, чем на международных соревнованиях, где люди в основном незнакомые. Это дополнительная нагрузка. Не могу сказать, что, выступая в Хорватии, я больше волнуюсь. Считаю, что если ты хорошо подготовился и готов импровизировать в зависимости от специфических условий каждых соревнований, волнения просто не может быть. Когда я надеваю маску, перестаю в принципе о чем-либо думать, тем более волноваться. Вообще, каждый чемпионат, каждое соревнование уникально. В 2007 году, когда я участвовал в чемпионате Европы, вода была настолько мутной, что я не мог ничего разглядеть и принял решение подождать середины дня – надеялся, что вода станет прозрачней. Так оно и случилось. Всю рыбу я поймал в течение часа, поднявшись с 18-го на первое место.

К.К.: Теперь, будучи уже известным спортсменом, Вы чувствуете на себе большую ответственность перед своими фанатами, выступая на соревнованиях?

Д.Г.: Да, конечно, но на соревнованиях я выступаю в первую очередь для себя, потому что мне нравится этот дух, мне нравится атмосфера, люди, встречи с друзьями. Участие в соревнованиях для меня – нормальное состояние. Я знаю, что у меня получается то, что делаю. Мой дом расположен в нескольких метрах от берега моря. Я там вырос. Подводная охота – мое естественное проявление, часть меня и поклоняться здесь нечему, и делать из меня идола тоже незачем. Мне не нравится, когда, став чемпионами, люди начинают болеть звездной болезнью и человеческое общение с ними становится невозможным.

К.К.: Расскажите о том, с чего началось Ваше увлечение подводной охотой.

Д.Г.: С пяти лет я жил с бабушкой. Ее дом располагался на самом берегу в 30-ти метрах от моря. Со стороны моей матери, все мои родственники были рыбаками. Поэтому, я рос изначально в этой среде. В возрасте шести лет мы с моим братом смастерили лук и стрелы из старого зонтика и начали заниматься подводной охотой. Тогда мы ловили кальмаров, осьминогов и всякую мелкую рыбу. Нам очень нравилось искать рыбу под водой. Из оборудования для подводного плавания у нас были только маска и ласты. Гидрокостюма, естественно, не было. В 11 лет мой друг подарил мне небольшое подводное ружье. В 15 я накопил денег (работая летом в ресторане) и купил себе 75-см ружье – это было мое первое настоящее (по-моему, Mares). Затем у меня был Omer Master 106 см. Когда мне исполнилось 16 (а в Хорватии именно с этого возраста можно участвовать в соревнованиях), я сразу стал принимать участие во всех чемпионатах и кубках. С самого начала знал, что буду не просто охотиться, а соревноваться. С детства главным событием в году для меня был новогодний чемпионат, который мы всегда посещали с друзьями. Я смотрел на участников, восхищался ими, хотел оказаться на их месте. В своем первом чемпионате Хорватии уже в первый день я попал на вершину рейтинга, чем вызвал большое удивление зрителей и участников, которые раньше обо мне и не слышали. Однако, во второй день мне не повезло – я оказался всего лишь на 7-ом месте (это мой самый худший результат). После того случая я всегда попадал в первую тройку победителей на всех соревнованиях. Меня сразу взяли в сборную Хорватии.

К.К.: Как Вы справляетесь с волнением перед соревнованиями? Есть ли у Вас какие-нибудь секреты, которыми Вы могли бы поделиться с нашими читателями?

Д.Г.: Честно говоря, я не испытываю волнения перед началом соревнований. Даже перед чемпионатом мира я был абсолютно спокоен. Я стараюсь просто не думать о том, что что-то может пойти не так. Ночь перед чемпионатом мира я спал дома как обычно; поскольку чемпионат проходил в моем родном городе, мне не нужно было ночевать в гостинице, так что это был для меня совершенно обычный день. Утром я проснулся, пошел на море, чтобы размяться – так начинается каждое утро для меня. И лишь в финале, когда я надел костюм и маску, я начал думать о самих соревнованиях, стал разрабатывать тактику. Конечно, в самом начале карьеры подвоха на своих первых в жизни соревнованиях я волновался. Тогда все было для меня ново – обстановка, люди, сам процесс соревнований. Но потом с каждым годом у меня накапливался опыт, и теперь я понял, что залог моего спокойствия – это открытость людям. На соревнованиях я стараюсь со всеми общаться, не замыкаться в себе. Закрытость приводит к состоянию внутренней нервозности.

К.К.: А Ваша семья поддерживает Вас в том, чем Вы занимаетесь?

Д.Г.: Да, конечно! Все члены моей семьи поддерживают меня – моя мама, мой брат, все. Они приходят на каждый чемпионат, который проходит в Хорватии. На те соревнования, которые проходят заграницей, они, конечно, со мной не ездят, но поддерживают меня морально. Однажды, группа моих друзей и членов семьи, которые болеют за меня, сделали в качестве сюрприза футболки с моим изображением. Это было как раз на чемпионате мира. Весь остров тогда жил только этим чемпионатом; все внимание было сосредоточено только на нем.

Георгий Здановский: Я буду задавать вопросы, которые мы обычно задаем подводным охотникам, а также вопросы, которые я раньше никогда не задавал. Начнем с вопроса, который я подготовил специально для Даниэля. Все мы знаем, что чемпионат мира проходил в Хорватском местечке Малый Лошинь, где стоит памятник подводному охотнику. В чем секрет? Почему именно в этом городке (да и в Хорватии в целом) сформировалось такое отношение к подводной охоте? В то время как в других прибрежных городах люди либо вообще не слышали о подводной охоте, либо относятся к ней крайне спокойно. Почему именно в Хорватии такая любовь к подводной охоте? С чего это началось и с чем это связано?

Д.Г.: В 1957 году в Малом Лошине прошел первый чемпионат мира по подводной охоте. И с тех пор там ежегодно проходит кубок наций, кубок городов, который пользуется большой популярностью в Хорватии с момента начала проведения в 1960. 10 лет назад кубок наций был последним этапом кубка Европы. Поэтому Малый Лошинь является колыбелью подводной охоты. Здесь творилась история мировой подводной охоты. Памятник, который возвели в Малом Лошине, уникален. Нигде в мире больше нет подобного памятника. В Испании, Италии подводная охота тоже очень популярна, но традиционно Хорватия – место, с которым ассоциируется подводная охота.

Г.З.: Какие марки подводного снаряжения Вы использовали за время своей карьеры, в чем Вы начали нырять и как давно Вы охотитесь в снаряжении Cressi?

Д.Г.: Сначала у меня не было спонсора и я охотился в разном снаряжении. Несколько лет использовал ружья Picasso. Мой самый первый костюм сделали для меня друзья. Первые карбоновые ласты были С4. В них я охотился до 2003 года. Затем я подписал контракт с фирмой Omer и год нырял в их снаряжении. В тот год я победил в национальном первенстве. После контракта с Omer, я сотрудничал с фирмой EffeSub до 2006 года. А в 2007 я заключил контракт с Cressi и через семь дней победил на чемпионате Европы. Таким образом, с 2007 года по сей день я работаю с Cressi.

Г.З.: Кто еще их хорватских спортсменов ныряет в Cressi?

Д.Г.: Никто. Я единственный хорватский охотник, которого спонсирует Cressi. Я думаю, Cressi выбрали меня, потому что я хорошо говорю по-итальянски, знаю многих итальянских охотников, у меня замечательные отношения с ребятами из Cressi.

Г.З.: Ваша победа повлияла на условия контракта? Теперь он будет долгим, а Ваша дружба крепче?

Д.Г.: Cressi – это одна большая дружная семья. Все в первую очередь основано на добрых отношениях друг с другом, на человеческих качествах. И только во вторую очередь на контракте. После моей победы, многие представители других брендов спрашивали меня, не хочу ли я поработать с их брендом, но я дорожу своими отношениями с Cressi и не хочу предавать своих друзей ради выгоды. Я не приветствую подобный стиль поведения.

Г.З.: Вас уже привлекают к работе конструкторов-разработчиков Cressi для участия в разработке снаряжения или это еще не обсуждалось?

Д.Г.: Да, у меня много идей. Мне нравится пробовать себя в новом деле. Каждый раз, когда я встречаюсь с представителями Cressi, мы обсуждаем этот вопрос. Cressi всегда спрашивают меня и Стефано Беллани, что с нашей точки зрения может быть усовершенствованно, какие изменения в снаряжение необходимо внести. Я с готовностью откликаюсь и всегда рад внести свои предложения. Мы открыто обсуждаем эти вопросы. Для нас нет тем-табу.

Г.З.: Поскольку сегодня Вы представляете марку Cressi, Вы конечно должны хвалить ее. Но тем не менее, мне бы хотелось, чтобы Вы, как человек опытный и хорошо разбирающийся в снаряжении, назвали основные козыри Cressi и сферы возможного развития.

Д.Г.: Cressi – это единственная марка, которая не стремится ежегодно выпустить как можно больше нового оборудования на рынок. Когда выходит новый продукт этой фирмы, можно быть совершенно уверенным в том, что он прошел всесторонние длительные (минимум полгода) тесты и является стопроцентно надёжным. Философия компании заключается в том, чтобы выпускать гарантировано высококачественные товары. В этом отличие Cressi от многих других брендов, которые выпускают новинки каждый год или даже каждые полгода, ставя во главу угла частоту выпуска,  порой принося при этом в жертву качество продукции.
Что касается сфер возможного развития, я считаю, что Cressi производит очень сбалансированную линейку снаряжения, которое в состоянии удовлетворить любые запросы подводных охотников. Единственное, что бы мне лично хотелось увидеть дополнительно к существующей коллекции Cressi – это карбоновые ласты.

Г.З.: Мы видим, что на рынке есть как глобальные бренды (Beuchat, Cressi, Omer), так и региональные игроки, которые в основном выпускают под своим брендом костюмы, ласты, реже ружья. А какова обстановка в этом отношении в Хорватии? Есть ли шанс у местных фирм-производителей выйти на более высокий уровень и составить конкуренцию мировым брендам? Или будущее только за глобальными брендами?

Д.Г.: В Хорватии не так много региональных производителей снаряжения. Может быть, два-три небольших предприятия, которые делают мокрые гидрокостюмы; десять-двенадцать производителей деревянных ружей очень высокого качества и с отличными внешними данными. Все ружья ручной работы. Они превосходят по качеству ружья мировых брендов на три-четыре шага. У них можно сделать ружье по индивидуальному заказу. Но купить такие ружья можно только на территории Хорватии. Поэтому, несмотря на все перечисленные преимущества, я думаю, что будущее все-таки за глобальными брендами. Маленькие фирмы-производители будут существовать на рынке, периодически сменяя друг друга, но на большую арену шансов выйти у них нет в первую очередь потому, что для этого нужны огромные вложения, превышающие финансовые масштабы региональных фирм.

К.К.: А Вы сами едите, готовите рыбу?

Д.Г.: Да, я вырос на море и самого детства я ем рыбу три-четыре раза в неделю. Чаще всего мы готовим рыбу на гриле. Это очень простой, быстрый и вкусный способ приготовления.

К.К.: Как Вы относитесь к женщинам, которые занимаются подводной охотой? Вы поддерживаете их, или считаете, что подводная охота дело сугубо мужское?

Д.Г.: Я поддерживаю и приветствую всех, кто хочет заниматься подводной охотой. Это очень красивый и романтический вид спорта. Пожалуй, не спорта, а охоты. Конечно, есть люди, которые осуждают нас и говорят, что мы убиваем животных. Но я считаю, что смысл подводной охоты не только и не столько в том, чтобы добыть рыбу, все гораздо многограннее – ты погружаешься, видишь подводный пейзаж, иногда дельфинов, видишь море изнутри, когда оно спокойное в штиль и буйное в шторм. Это очень красиво!

К.К.: Как Вы относитесь к пресноводной подводной охоте?

Д.Г.: Я вырос на море, и до сих пор мне не довелось охотиться в пресной воде. У нас в Хорватии есть одно единственное озеро, но оттуда мы берем питьевую воду. Охотится там запрещено, хотя озеро очень богато рыбой.

К.К.: Вам бы было интересно принять участие в открытом чемпионате по пресноводной охоте в России?

Д.Г.: Конечно! Если в нашу федерацию придет запрос на участие, я думаю, мы с удовольствие откликнемся.

К.К.: Вы предпочитаете командную или индивидуальную охоту?

Д.Г.: Вообще, я предпочитаю охотиться со своим братом. Мы выходим в море, он остается в лодке, а я охочусь. Иногда я охочусь со своим другом. Мы хорошо друг друга знаем, и поэтому мне нравится охотиться с ним в паре. На соревнованиях само собой мне приходится охотиться в команде, но вне соревнований я предпочитаю быть в море один, но чтобы кто-то ждал меня в лодке.

К.К.: Удалось ли Вам привлечь кого-либо из своих друзей к подводной охоте?

Д.Г.: Да, конечно! Практически вся молодежь в Малом Лошине влюблена в подводную охоту. Они все спрашивают у меня совета, обращаются за помощью. И я всегда рад им помочь!

Андрей Турухано: В твоей семье еще есть подводные охотники?

Д.Г.: Да, мой родной брат. У нас разница в возрасте один год. Я старший. Он хороший охотник. Он, конечно, не ныряет так же глубоко как я, но, тем не менее, тоже охотится, хоть и не участвует в соревнованиях. Правда, в прошлом году мы вместе боролись в чемпионате на первенство страны и взяли первое место в командном зачете. Но это исключение. В основном, он сопровождает меня в лодке на всяких больших соревнованиях с 2004 года. До 2004 года я работал в паре с другим человеком, который был старше меня и многому меня учил. С братом мы с малолетства вместе и хорошо сработались. Знаем привычки друг друга, и это очень облегчает процесс охоты. Кроме него и меня в нашей семье больше никто не занимается подводной охотой.

А.Т.: Какое было самое первое соревнование, в котором ты участвовал?

Д.Г.: Это были клубные соревнования в Малом Лошине, по результатам которого я оказался на десятом месте, будучи самым молодым участником из примерно двадцати пяти соревнующихся. Я хорошо знал акваторию, но на тот момент у меня было мало опыта. Потом в 1998-м я принял участие в первенстве страны, на котором я занял всего лишь пятнадцатое место. Первую победу я одержал на чемпионате Северного Адриатического региона. Эта победа дала мне путевку на участие в первенстве страны, которое проходило через двадцать дней. Как раз на том чемпионате я сначала попал на вершину рейтинга, поймав одного большого дентича и с десяток угрей, а во второй день занял только седьмое место. До сих пор не могу себе простить того результата, хотя прошло уже 10 лет! 


А.Т.: С 2001 по 2010 ты принял участие в десяти первенствах страны. Дважды занял первое место; четыре раза – второе; два раза – третье; один раз – четвертое и один раз – седьмое. То есть, в большинстве случаев ты -- в первой тройке?

Д.Г.: Да, за десять лет я восемь раз оказывался в первой тройке, будучи самым молодым хорватским подводным охотником.

А.Т.: Великолепный результат! Ты также являешься самым молодым чемпионом мира по подводной охоте, не так ли?

Д.Г.: Нет, Педро Карбонелл выиграл чемпионат мира в возрасте 28 лет. И на чемпионате Европы он занял первое место в 21 год. Но кроме нас с ним больше никто не одерживал победу в соревнованиях такого уровня в возрасте до 30 лет.

А.Т.: Давай поговорим о хорватской сборной. Кто входит в ее состав кроме тебя?

Д.Г.: Я, Маринов и Буратович. Буратович был на втором месте в чемпионате мира. Буратович – отличный охотник. Он охотится на большой глубине и специализируется на групперах. Маринов занял пятое место. Ему помешало волнение. Педро Карбонелл был единственным противником, конкуренции с которым я опасался на чемпионате. Но потом я откинул свои опасения и старался не думать об этом. Перед началом я в шутку спросил Педро, кто из нас на его взгляд будет первым. Он сказал: «Посмотрим». Мы с Педро очень хорошие друзья и можем говорить на любые темы, постоянно шутим.

А.Т.: Да, Педро – сильный и очень опытный соперник с хорошим чувством акватории.

Д.Г.: Когда мы с Педро охотимся на новой акватории, он уже через два дня прекрасно ориентируется на местности и знает, как нужно охотиться в этих местах, на какой рыбе можно выиграть соревнования, какую тактику лучше выбрать. Охотясь на новой для себя акватории, самое важное – это хорошо все обдумать, поговорить с местным населением. Как только я увидел Педро, я сразу понял, что он представляет для меня на соревнованиях наибольшую опасность.

А.Т.: Кто был судьей на чемпионате?

Д.Г.: Грек, не помню, правда, как его зовут. Очень хороший судья. Произвел очень хорошее впечатление.

А.Т.: Какую из акваторий первого, или второго дня ты знаешь лучше?

Д.Г.: Они обе мне очень хорошо знакомы. Только в день соревнований вода была аномально холодная. Обычно в этих местах она значительно теплее. Нам пришлось немного изменить тактику. Мы поняли, что единственная рыба, на которой мы могли выиграть чемпионат -- угорь. В теплой воде было бы наоборот – меньше угрей и больше другой рыбы. На момент начала соревнований я мог назвать примерно пятьдесят точек с угрями, ведь я охотился там всю жизнь. Педро сказал, что он знал около тридцати угревых мест на каждом участке соревнований. Он очень хорошо подготовился, изучив практически каждый камень. Педро приехал в Хорватию за 22 дня до начала чемпионата, что дало ему достаточно времени, чтобы ознакомиться с акваторией детально. На мой взгляд, для успешной подготовки достаточно и 15-ти дней. Иначе, если ты обнаружил слишком много мест, богатых определенной рыбой, ты можешь легко запутаться. Во всем хороша мера. Для подготовки к чемпионату я принял решение не полагаться на те знания об акватории, которые у меня уже были, а поискать новые места. Рыба может уходить со старых точек, поэтому важно обезопасить себя от промахов. Во второй день я охотился в том месте, которое я обнаружил летом на глубине 31 метр. Об этом месте кроме меня знал только Керехетта, который оставил его на потом, а когда подошёл к нему, увидел меня уже на полностью отработанной точке. Он очень расстроился. Там я взял трех угрей и трех налимов. Это место можно узнать по огромному камню 10 метров в длину и 5 в ширину. На границе зоны, в пределах которой мы охотились во второй день, я за два часа поймал четыре налима и шесть угрей. Когда я готовлюсь к соревнованиям, беру небольшой участок, но стараюсь изучить на нем каждый камень. Затем я подплыл к маяку и взял еще четырех угрей. Педро охотился в ста метрах от меня. В целом, у меня в арсенале было около 50-ти рыбных мест на каждую зону, а у Педро, как я уже сказал, около 30-35.

А.Т.: А ты наблюдал за тем, как охотился Педро Карбонелл?

Д.Г.: Нет. Я вообще никого не видел за эти два дня.

А.Т.: Какими были самые глубокие места?

Д.Г.: Около 40 метров. Но я их не использовал. Понял, что гораздо эффективнее будет охотиться на глубине от 30 до 35 метров. В первый день самого крупного 15-килограммового угря я поймал на глубине 34 метра. Во второй день – на глубине 32 метра. Я старался не нырять так глубоко, а концентрировался на скорости – в первый день за первые 20 минут взял четырех угрей.

А.Т.: Ты сам управлял катером?

Д.Г.: Да, и сам ориентировался по навигатору. Уже в катере на мне были надеты ласты. У меня очень быстроходный американский непотопляемый катер. Мой напарник – Джанни Ухач – ждал меня в катере. Мы с ним давно знакомы и дружим: выступали вместе на чемпионате Европы. Он курит краcные «Мальборо» и при этом ныряет на глубину 40 метров! Вот с Джанни мы и договорились, что когда я вылезаю из воды, то сам управляю катером. Он же помогает мне вытащить снаряжение из воды, и пока мы переходим до следующей точки, он готовит ружье. В итоге мы так быстро и слажено работали, что не потеряли и трех минут времени.

А.Т.: Да, я говорил с другими участниками, и они все отметили, что ты был всегда на шаг впереди всех остальных, и что в конечном итоге забрал всех угрей! Я видел тебя на акватории и обратил внимание, что во время перехода для экономии времени ты не снимаешь маску и грузовой ремень. Расскажи также, как ты распланировал выступление и темп.

Д.Г.: Да, ты прав. Я не терял ни минуты и был все время занят делом. Во время переходов на катере я не снимал грузовой пояс и готовился к следующему нырку, и по прибытии сразу нырял. Самое длительное погружение на чемпионате мира -- 1 минута 15 секунд. Многие другие спортсмены (например, Керехета) теряли время на снятии и надевании грузового пояса. Кроме того, вот что помогало сэкономить время: подстрелив угря, я вытаскивал его на поверхность и отдавал своему напарнику, а он уже в лодке убивал рыбу. Наша работа была хорошо скоординирована, что и позволило нам работать очень эффективно. Мой план был таков: сначала поймать десяток угрей, а затем сосредоточиться на другой рыбе. В первый день уже через час после начала у меня было шесть угрей. Но потом стало штормить и многие из мест, которые были у меня на примете, оказались пустыми. Последнего угря я взял за 45 минут до окончания и потом подстрелил еще двух рыб, которые и принесли победу на чемпионате. Во второй день я подстрелил десять угрей за 2,5 часа. Когда готовился к соревнованиям, то старался воссоздать обстановку чемпионата. По результатам тренировки на скорость, увидел, что могу подстрелить десять угрей менее чем за два часа. В этом случае, у меня остается еще 2,5 часа, чтобы настрелять другой рыбы.

А.Т.: То есть такова была твоя стратегия на чемпионате мира. Угри более предсказуемы, чем остальные рыбы. Они чаще остаются на своих обычных местах.

Д.Г.: Да. Но еще раз отмечу: важно разработать правильную стратегию. Тогда и неважно, какой у тебя катер – быстрый или не очень.

А.Т.: На какой глубине ты брал угрей?

Д.Г.: На глубине примерно 18 метров – это самая маленькая глубина. В первый день я поймал трех на глубине 18-20 метров. Обычно я охочусь на угрей на глубине до 28 метров.

А.Т.: Сколько весил твой самый большой угорь?

Д.Г. Около 7 лет назад, не далеко от Малого Лошиня, взял угря на 27 кг.

А.Т.: За два дня чемпионата ты хоть раз упустил или промахнулся по рыбе?

Д.Г.: За все два дня ни разу. Сначала у меня были сомнения, может быть, я что-то проглядел. Но потом за мной прошел Керехета и остался с пустыми руками -- значит, я действительно взял всю рыбу. За чемпионат я не взял ни одной свободно плывущей рыбы. Все рыбы, которых я стрелял, были в укрытиях.

А.Т.: Несколько вопросов о технике. Ты пользуешься фонарем на ружье или предпочитаешь надевать на руку? Расскажи о самых крупных трофеях.

Д.Г.: Я пользуюсь отдельным фонарем, поскольку в пещерах я охочусь только в рамках соревнований (и иногда зимой), а в обычной жизни я туда даже не захожу. Поэтому фонарь на руке для меня значительно удобнее. Я использую его только при необходимости. Летом я в основном охочусь на дентичей. Могу поймать до 10 штук в день, в то время как групперов можно поймать всего 15 в год. Дентич - крупная рыба, и за меньшее количество времени, можно поймать больше килограммов рыбы. Мой самый крупный дентич весил 12 кг. Самый крупный амберджек – 31 кг; группер – 24 кг; испанская макрель – 24 кг; барракуда – 20 кг; парга – 15 кг; сарга – 1,5 кг; скарпена – 3 кг; белый группер – 17 кг;

А.Т.: А в какое время суток ты предпочитаешь охотиться?

Д.Г.: Утром почти никогда. Я люблю выходить на охоту часа в три и охотиться до позднего вечера. С трех до девяти вечера я в море и мне этого вполне достаточно. Утром охотиться мне не нравится – я очень устаю и тогда вечером уже ничего не могу делать. Кроме того, в вечерние часы на море меньше людей и мне никто не мешает.

А.Т.: Ты продаешь рыбу, которую добываешь на охоте?

Д.Г.: В Хорватии можно иметь лицензию только на ловлю и торговлю рыбой посредством рыбалки. У меня есть такая лицензия. Так что, я продаю в рестораны ту рыбу, которую ловлю с лодки. Лицензия стоила мне 5000 Евро. Я приобрел ее у одного рыбака, поскольку власти больше не выдают новые рыболовные лицензии. Их можно только перекупить, но на совершенно законных основаниях.

А.Т.: А ты охотишься на акул?

Д.Г.: Да. Когда они маленькие, у них очень вкусное сладкое мясо практически без костей. Охота на тот вид акул – няньки, или морские кошки -- на который я охочусь, в Хорватии легализована.

А.Т.: Значит, ты продаешь пойманную рыбу в рестораны?

Д.Г.: Да. Я сотрудничаю с многими из них уже 7-8 лет. В три из них я продаю рыбу постоянно, даже зимой. Они знают, что могут на меня рассчитывать и что рыба, которую я им поставляю, всегда высокого качества и очень свежая.

А.Т.: А какая рыба самая дорогая?

Д.Г.: Скарпена -- 30 евро за килограмм. Кроме скарпены в разряд дорогостоящих входит тилапия. Но это очень глубоководная рыба. Она водится на глубине 60-70 метров. Ее ловят сетями.

А.Т.: Продажа рыбы – источник твоего дохода. Тебе нравится то, чем ты занимаешься?

Д.Г.: Безусловно. Я вообще не делаю ничего, что бы мне не нравилось.

А.Т.: Какое время года для охоты и рыбалки ты предпочитаешь?

Д.Г.: Каждое хорошо по-своему. Летом лучше охотиться. Зима хороша для ловли кальмаров и рыбалки со спиннингом.

А.Т.: Твоя самая недавняя победа?

Д.Г.: 20 дней назад я выиграл соревнования «Мастер» на Майорке (второй год подряд) среди десятка лучших охотников в мире, победив Педро Карбонелла на его же родине с результатом в 42 рыбы. Весь улов я поймал за пять часов. Он преимущественно состоял из сарг. В качестве тактики я выбрал периодичность погружений с частотой в одну минуту. Я обычно предпочитаю более короткие, но эффективные погружения. За одну минуту под водой я многое успеваю, поскольку стараюсь делать все очень быстро.

А.Т.: А какое место на этих соревнованиях занял Карбонелл?

Д.Г.: В прошлом году он занял четвертое место, а в этом – шестое.

А.Т.: Максимальная глубина, на которой взял рыбу.

Д.Г.: Я взял рыбу на глубине 41 метр (в костюме 5 мм) – это, пожалуй, мое самое глубокое погружение.

А.Т.: А как глубоко ты можешь нырнуть без ружья?

Д.Г.: Не знаю, не пробовал.

А.Т.: А самый длительный нырок.

Д.Г.: Примерно 2,5 минуты. Но это была охота в засаде. Я просто лежал на дне, выслеживая дентича.

А.Т.: А какие отношения у тебя с другими членами команды?

Д.Г.: Дружеские. Только они живут в других городах, и мы не так часто видимся. Они ведут очень похожий образ жизни, живя охотой и рыбалкой. У Маринова свой магазин подводного снаряжения в Сплите. Мне повезло – я попал в команду в возрасте 20 лет и многое перенял от своих старших товарищей.

А.Т.: Каким образом набирается команда в Хорватии?

Д.Г.: Ведется рейтинг охотников, куда заносятся результаты различных национальных соревнований, и на основе этой таблицы тройка лучших проходит в сборную. Ливио Фиорентин на протяжении уже десяти лет является тренером сборной.

А.Т.: Насколько активно он принимает участие в процессе подготовки к соревнованиям?

Д.Г.: В основном все решения мы принимаем индивидуально. Каждый сам продумывает свою тактику. Ливио может помочь советом, но он доверяет мне и знает, что предоставив мне свободу, он может быть уверен, что я покажу хороший результат.

А.Т.: Как ты поддерживаешь себя в форме?

Д.Г.: Плаваю в море. Я не хожу в спортзал. Море позволяет мне быть в отличной форме. Я не курю. По праздникам могу немного выпить.

А.Т.: Ты соблюдаешь диету?

Д.Г.: Нет, я ем абсолютно все. И рыбу и мясо…

А.Т.: Сколько раз в год ты охотишься?

Д.Г.: Около 150-200 раз. 150 раз в год я надеваю на себя гидрокостюм. 

А.Т.: А какие отношения связывают тебя со Стефано Белани, ведь у вас один и тот же спонсор Сressi, не так ли?

Д.Г.: Очень теплые и дружеские. Мы часто рыбачим и охотимся с ним вместе. Прошлым летом, когда он был в Хорватии, мы вместе охотились на глубине 30-35 метров. Я бывал в его доме на Капри. Там мы тоже охотились вместе.

А.Т.: Как ты считаешь, у Белани были шансы выиграть чемпионат мира?

Д.Г.: Мне сложно сказать. Я был сосредоточен на своем выступлении и не следил за его успехами. Но я думаю, что все, кто приехал в Хорватию на чемпионат, -- сильные спортсмены. Однако, реальные шансы выиграть были, на мой взгляд, только у Карбонелла.

А.Т.: Костюмы какой толщины ты обычно используешь?

Д.Г.: 3 мм на июнь-сентябрь, 5 мм в остальное время года. Когда я был в Южной Африке и Венесуэле, я надевал 2 мм гидрокостюм. На чемпионате мира я выступал в 3-х мм перчатках и 5-ти мм гидрокостюме c 4-кг грузовым поясом. Я не ношу костюмы толщиной более 5-ти мм. Не чувствую в этом необходимости. Зимой я надеваю 5-ти мм костюм, 5-ти мм перчатки, и 5-ти мм носки.

А.Т.: Твоя любимая маска в линейке Cressi.

Д.Г.: Focus, Big Eyes Evolution. Сейчас охочусь в Big Eyes Evolution. Эта маска дает хороший обзор.

А.Т.: А с какой трубкой ты охотишься?

Д.Г.: Corsica. Ласты – Gara Professional 3000.

А.Т.: Какое твое любимое ружье Cressi?

Д.Г.: Вся линейка ружей Comanche. Чаще всего летом я пользуюсь 110 см с одной 20 мм тягой и 65 и 70 см зимой с тягой 16 мм. Угрей на чемпионате я подстрелил 75 см Comanche.

Вообще среди продукции Cressi мне бы хотелось выделить именно гидрокостюмы. Это лучшие костюмы, в которых я когда-либо нырял. Затем, хочу отметить фонарь Frogman, на который я недавно перешел после длительного пользования фонарем Lucciola. Мой любимый нож, который меня никогда не подводил – Lama. Все снаряжение Cressi очень надежное. Я проверил его на собственном опыте и доверяю ему.

А.Т.: Вы когда-нибудь охотились вместе с Педро?

Д.Г.: Нет. Может быть, в этом году в мае я поеду на Майорку, и мы поохотимся.

А.Т.: А на каком я зыке ты с ним разговариваешь?

Д.Г.: На испанском. Я говорю по-испански и по-итальянски.

А.Т.: Какое у тебя образование?

Д.Г.: Незаконченное высшее. Я поступил в университет, но после первого курса бросил. Единственное, что меня когда-либо интересовало, это охота и рыбалка. С 14 до 18 лет я учился в старейшей специализированной кораблестроительной школе у нас в Малом Лошине.


А.Т.: На какое максимально расстояние ты отплываешь от Малого Лошиня на катере.

Д.Г.: Около 50 км.

А.Т.: Кроме Хорватии, где еще ты любишь охотиться?

Д.Г.: В Венесуэле и Южной Африке, Кадисе (Испания). Хотел бы поохотиться в Австралии и на Коста-Рике.

А.Т.: Кого бы ты мог выделить из подводных охотников?

Д.Г.: Карбонелла и Белани. Кто из них сильнее -- сказать сложно. На таком высоком уровне подготовки все уже зависит от нюансов. Однако, долгие годы моим кумиром оставался Педро Карбонэлл.

А.Т.: Ты женат?

Д.Г.: Нет, но у меня есть девушка – Николина. Она морской биолог и работает с дельфинами.

А.Т.: Даниель, спасибо за интервью мы желаем тебе успехов и будем следить за твоими результатами!

P.S. от Андрея Турухано

Нам посчастливилось провести с Даниелем всего несколько дней. И, конечно, прокручивая в голове хорватский чемпионат мира, на ум приходили все новые и новые вопросы, касающиеся тактики выступления, поиска рыбы, систематизации информации и так далее. Интервью получилось довольно объемным несмотря на то, что огромное количество информации все равно осталось не напечатанным.
В заключение мне хочется поделиться с читателями МПО еще одним высказыванием Госпича. Мы обсуждали технику поиска рыбы и ее вылеживания, когда, наконец, Даниель просто сказал: «Я знаю, о чем и как думает рыба, также например, при лежке видя стаю дентичей, знаю, какой из них подойдет ко мне на выстрел.» Сначала такое смелое заявление меня немного смутило, затем, проанализировав ситуацию, я в очередной раз понял, что занимаясь морской охотой на протяжении почти двух десятков лет, у Даниеля накопилось такое невероятное количество информации о поведении и повадках разных видов рыб, что пожалуй, правда, он начал читать их мысли.

 

Текст: Ксения Кульд, Андрей Турухано
Фото: Олег Чебыкин

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

Gospis

У вас нет прав для добавления комментариев.
Вы можете зарегистрироваться.